Сговор режимов, единство перед агрессией и движение в будущее: о чём Зеленский говорил в Польше

2020 год ознаменовался рядом зарубежных поездок президента Зеленского, причём каждая из них сопровождалась скандалами и конфузами.

26 января украинский лидер прибыл с двухдневным визитом в соседнюю Польшу, а на следующий день встретился с польским президентом Анджеем Дудой. Мероприятие было приурочено к юбилейной, 75-й годовщине освобождения концентрационного лагеря Аушвиц-Биркенау близ польского городка Освенцим. За годы войны в лагере уничтожили до 1,5 миллионов человек, подавляющее большинство из которых (более миллиона) составляли лица еврейской национальности.

Во время своего выступления президент Украины озвучил ряд важных тезисов. Прежде всего, они касались взаимоотношений с Польшей. Зеленский говорил о «новой странице» и «спадании градуса напряжённости». Среди всего прочего, президент акцентировал внимание на мировом единстве перед лицом возможной агрессии, на недопустимости повторения событий, подобных тем, что произошли во времена Второй Мировой войны, а также сделал несколько заявлений на историческую тематику. Последнее вызвало крайне неоднозначную реакцию как внутри Украины, так и за её пределами, и потенциально может обернуться как падением поддержки главы государства населением, так и усложнением взаимоотношений с несколькими мировыми государствами. Что же такого сказал в Польше украинский президент?

Текст опубликован в разделе «Мнения». Редакция может не разделять позицию автора.

Зачем Зеленский прилетел в Польшу: внешнеполитический контекст

2020 год начался для главы Украины не очень удачно. Сначала скандал с тайным полётом в Оман, который впоследствии удалось наспех выдать за официальный визит, однако эта поездка всё же оставила после себя немало вопросов. Затем Израиль, где Зеленский угодил в скандал, отказавшись посещать международный форум памяти жертв Холокоста (ради которого, собственно, и затевалось данное мероприятие). Официальная позиция Офиса Президента заключалась в том, что украинская делегация во главе с Зеленским решила передать свои места реальным людям, пережившим Холокост. Это вызвало резкую критику израильской стороны (на уровне СМИ, внешнеполитического ведомства и мемориала «Яд Вашем»). Израиль заявил, что удивлён и крайне разочарован поступком Зеленского, ведь никакого недостатка мест для желающих посетить форум не было. При этом ряд СМИ и экспертов связали этот демарш с нежеланием украинской стороны присутствовать на мероприятии, где одним из главных спикеров был российский президент Путин, а израильское руководство официально благодарило Красную Армию за помощь в борьбе с нацизмом.

Следует отметить, что принимать участие в форуме отказался и польский президент Анджей Дуда. По мнению главы Польши, мероприятие «использует Россия» с целью «продвижения своего взгляда» на события прошлого. В силу этого польский президент «не видел смысла» лично присутствовать на форуме, в особенности учитывая тот факт, что Дуда не был включён в список выступающих. Таким образом, Зеленский повёл себя в унисон с главой Польши, как бы молча солидаризируясь с ним. Это решение польской стороны также было недвусмысленно раскритиковано Израилем и РФ.

Негатив и скандальный шлейф из-за демаршей Украины и Польши оказался серьёзнее, чем, вероятно, предполагали обе стороны. При этом польско-украинские отношения в последние годы пребывали не в лучшем состоянии, прежде всего – из-за гуманитарной политики обоих государств. Причина для визита назрела давно и нужен был лишь повод. Им стал День памяти жертв Холокоста, ежегодно отмечаемый во всём мире 27 января – дата освобождения Освенцима. Вечером 26 января Зеленский прилетел в Польшу, чтобы уже на следующий день принять участие в торжественном мероприятии в связи с памятной годовщиной. К слову, этой встречей обе стороны решали и имиджевые задачи: совместное выступление двух президентов в день освобождения Аушвица как дань уважения погибшим в геноциде евреям должно было бы перебить негативный шлейф, вызванный отказом присутствовать на форуме в Израиле неделей ранее.

Что президент Украины говорил в Варшаве

Сперва Зеленский встретился в Варшаве с людьми, которые прошли ужасы лагерной жизни и смогли выжить. Он обратился к ним с тёплыми словами, сказав, что они были «лучами Солнца, победившими тьму».

На следующий день президент Украины встретился со своим польским коллегой Анджеем Дудой. Они провели совместный брифинг, где сделали ряд неоднозначно воспринятых заявлений.

Посыл Зеленского к польскому лидеру заключался в необходимости «перевернуть страницу» прошлых взаимоотношений, найти то, что объединяет украинский и польский народы, и сообща двигаться в будущее. По мнению президента Украины, совместная история наших стран «полна трагических моментов», однако следует идти дальше. В частности, Зеленский заявил о «снижении градуса эмоций» в отношениях с западным соседом, и сказал, что необходимо «строить объединяющие позиции».

Неудивительно, что в этом контексте инициативы сторон – преимущественно гуманитарного характера. Так, Зеленский анонсировал разблокировку работ для польских специалистов на территории Украины (как правило, поляки в нашей стране работают на местах захоронений). В ответ на это польская сторона пообещала начать процесс восстановления могилы солдат УПА на горе Монастыр. Также Дуда неожиданно заявил, что Польша «помнит и уважает подвиг украинских солдат» во время польско-советского конфликта в 20-х годах ХХ века, предложив помянуть как защитников Польши, так и воинов-петлюровцев, воевавших против Советской России. Зеленский согласился и сразу же анонсировал на 2020 год ряд совместных польско-украинских мероприятий. Одним из них должен стать ответный визит Дуды в Киев, куда президент Украины пригласил своего польского коллегу прямо во время выступления.

Не обошлось и без традиционной для Зеленского просьбы вкладывать в Украину. Он акцентировал внимание на том, что Польша – четвёртый в мире торговый партнёр Украины, что открывает возможность для множества совместных проектов. Президент рассказал о проведённых в Украине реформах и об улучшении бизнес-климата, выразив надежду, что польские инвесторы «оценят это соответствующе». Также Зеленский протокольно поблагодарил Польшу за поддержку территориальной целостности нашей страны и призвал к всеобщему единству перед лицом агрессии.

Однако главное возмущение внутри Украины и за рубежом вызвало не это, вполне продуктивное, общение двух президентов. Рассуждая о Холокосте и об освобождении лагеря Аушвиц, ни Дуда, ни Зеленский (чей дед был кавалером ордена Красной Звезды) не вспомнили о советской армии, которая, собственно, и освободила Освенцим и находящихся в нём пленников. Взамен было сказано о войсках Украинского фронта (который, тем не менее, входил в состав Красной Армии, о чём также никто не упомянул).

Многие пользователи соцсетей, а также ряд экспертов и политиков возмутились такой постановкой вопроса со стороны украинского президента. МИД РФ назвал эти слова «ошибочными и оскорбительными». Из речи Зеленского выходит, что освобождали Освенцим исключительно украинцы. Но Украинский фронт назывался так не потому, что состоял только из украинцев, а потому что вёл наступление через территорию Украины. До 1943 года он назывался Воронежским. В этом соединении было немало украинцев, однако его комплектовали и все остальные уроженцы СССР. Что касается непосредственно Освенцима, то его освобождением и вправду командовали украинцы, полтавчане Василий Петренко и Анатолий Шапиро. Однако под их командованием, помимо украинцев, воевали и погибали представители других национальностей: русские, белорусы, татары, чеченцы и др. С этой точки зрения, делать акцент только на украинцах и не упоминать всех остальных было как минимум некорректно.

Ещё одним крайне резонансным стало высказывание, из которого следовало, что Советский Союз виноват в развязывании нацистской Германией Холокоста.

«Польша и польский народ первыми почувствовали на себе сговор тоталитарных режимов. Это привело к началу Второй мировой войны и позволило нацистам запустить смертоносный маховик Холокоста», — сказал президент. Это вызвало возмущение опять же, в РФ, а также внутри украинского общества. Помимо пользователей соцсетей, представителей экспертного сообщества и ряда политических деятелей, на эту реплику очень негативно отреагировал глава Украинского еврейского комитета Эдуард Долинский. Он заявил, что СССР никогда не был инициатором уничтожения еврейского народа.

«Я категорически не согласен с такой оценкой. Это форма отрицания Холокоста… Советский Союз и Германия не договаривалась об уничтожении евреев», — резюмировал Долинский.

Что показал визит в Польшу и чего ожидать в дальнейшем

Сам по себе визит в Польшу – однозначно позитивный момент. Взаимоотношения между нашими странами, вышедшие на пик в 2014-2015, начиная с 2016-2017 планомерно двигались к похолоданию. В этом контексте можно говорить о некой разрядке и снижении уровня агрессивной риторики, что выражается в обоюдных гуманитарных инициативах, разговорах о возможных инвестициях и обещании Дуды прибыть в Киев с ответным визитом уже в этом году. Тем не менее, совместный брифинг двух президентов в очередной показал наличие проблем в отношениях как между Украиной и Польшей, так и с ключевыми мировыми игроками.

Владимир Зеленский продолжает политику «внутренней многовекторности», центризма, пытаясь угодить «и вашим, и нашим». Украинское общество сегодня расколото на несколько антагонистичных друг другу групп, что подтверждается любой социологией. Зеленский пытается быть президентом всей Украины, и потому, с одной стороны, ходит на могилу к деду-красноармейцу и говорит о «свете» в отношениях с Россией, а с другой – рассуждает о «сговоре режимов» и не упоминает СССР во время церемонии, посвящённой освобождению Освенцима. Тем не менее, в данной ситуации можно заметить явный крен в сторону риторики, используемой его предшественником на посту президента. То, что слова Зеленского поддержали такие люди, как Вятрович или Арьев – лишнее тому подтверждение. Можно предположить, что подобными разноплановыми действиями украинский лидер пытается объединить страну, став неким общественным арбитром. Тем не менее, подчас такие заявления звучат попросту нелогично: к примеру, слова о том, что СССР поспособствовал Холокосту, но при этом СССР освобождал Европу от нацизма, или же предложение отмечать Варшавскую битву, по результатам которой значительная часть Западной Украины была захвачена Польшей.

Эти высказывания, опуская прогнозируемо негативную реакцию со стороны России, могут спровоцировать кризис в том числе и с Израилем (который регулярно обвиняет Украину в героизации нацизма), и даже с США, где очень сильно израильское лобби и ряд властных элит «завязаны» на Израиль. Аналогичные последствия могут ждать и Польшу. Отношения Варшавы и Москвы резко похолодели после 2014, в США в 2018 был подписан «закон 477», позволяющий еврейским организациям требовать $300 миллиардов репараций с Польши за утраченное во время геноцида имущество, а Израиль прямо обвиняет поляков в содействии Холокосту. При этом, несмотря на локальное потепление, глобальные проблемы в украино-польских взаимоотношениях (гуманитарная и историческая политика обеих стран) также остаются неразрешёнными. Даже половины вышеперечисленных условий достаточно для возникновения системного политического кризиса в отношениях «всех против всех».

Для Зеленского поездка в Польшу стала попыткой прикрыть внешнеполитической активностью внутренние проблемы. Это расколотость общества и неприятие его значительной частью проводимой гуманитарной политики. Проще говоря, проблему коммуникации, вызванную гуманитарной политикой, президент пытается решить при помощи дипломатических усилий, не меняя ничего по сути внутри страны. Местами у него получается, однако вероятность позитивного исхода этих действий невелика.

Президенту важно понимать: те, кто его не поддерживал, едва ли начнут это делать. Но те, кто отдали за него свои голоса (на Юго-Востоке и в Центре Зеленский получил до 80-90% поддержки), уже разочаровываются в нём, и эта тенденция продолжится при условии продолжения той политики, против которой 73% украинцев проголосовали во время президентских выборов. Единство общества и государства можно выстроить лишь на базе нового «общественного договора», который станет компромиссным для всех регионов Украины. Политика же «двух стульев», как показывает практика, может быть хорошей тактически, но неизбежно провальна стратегически.

Никита Трачук, политолог, специально для TK.Media